(Окончание статьи. Начало см. здесь)

Компромисное решение

Я предлагаю некоторое компромисное решение проблемы связанной с применением смертной казни в качестве наказания за уголовные преступления. Суть следующая.

Должно иметь место два вида высшего наказания: и пожизненное заключение и смертная казнь. Но суды должны приговаривать осужденного только к высшей мере наказания и все. Они не должны в приговоре конкретизировать, какое наказание применить, казнь или пожизненное заключение. Кто же выбирает между казнью и пожизненным заключением? ВЫБОР ДЕЛАЕТ САМ ПРЕСТУПНИК. Да, именно осужденный преступник после вынесения приговора о высшей мере и должен решить, что он будет делать, остаток своей жизни провести в тюрьме или уйти из этой жизни.

Такое решение проблемы сразу же снимает массу проблем. Например, теперь нельзя обвинить общество в том, что оно лишает жизни других людей. Решение о лишении жизни принимает не общество.

Давайте еще раз посмотрим на все пять пунктов из первой части статьи.

Хотя христианский аргумент мы и отбросили, но для порядка начнем с него. Жизнью, как собственностью бога, здесь общество, даже общество объявившее себя христианским, уже не распоряжается. Оно отдает это право преступнику. А преступник может своей жизнью распорядиться и как любой другой самоубийца, который не является преступником.

Можем ли мы сказать, что вынесенный приговор явился своеобразной провокацией самоубийства? Нет! Вспомним опять Канта. Из Канта можно сделать следующий вывод. Преступник, совершивший преступление, за которое полагается смерть, фактически является самоубийцей, который находится в таких же неладах с обществом, что и обычный самоубийца. Он вычеркнул себя из списка живых и только слабодушие не позволяет ему наложить на себя руки или сдаться властям. Но его внутренняя мораль уже согласна с его небытием.

Почему-то многие люди, с которыми я обсуждал эти вещи, считали само собой разумеющимся, что все без исключения преступники после вынесения приговора о высшей мере наказания, обязательно выберут только пожизненное заключение. "Дураков нет приговативать себя к смерти." Это типичное заблуждение людей, которые не имеют психологию преступника преступившего последнюю грань. Вспомним, сколько раз пытался покончить жизнь самоубийством Гесс в Маобитской тюрьме. До сих пор подозревают, что ему это все же удалось. Как то раз по телевидению показали интервью с российскими приговоренными к смертной казни, с теми кто попал под мораторий и несколько лет сидит в тюрьме для смертников. Никто не жаловался на плохое содержание, но многие, ни сколько не рисуясь (а че рисоваться-то - все равно никогда отсюда не выйдешь), хотели бы чтобы их казнили, чтобы скорее бы отменили мораторий на применение смертной казни.

Кстати, технически можно сделать так, чтобы если осужденный выбрал себе изначально пожизненное заключение, то далее раз в год он имел бы право пересматривать свое решение. Разумеентся технически эта процедура должна осуществляться так, чтобы исключить всякое давление на приговоренного. Заявление с просьбой о казни в письменном виде с устным подтверждением в присутствии представителей независимых правозащитных организаций и независимой ДНК-идентификацией личности.

Со вторым аргументом все понятно. Никакой вендеты со стороны общества к преступному миру здесь не просматривается. Преступники приговаривают себя к смерти добровольно. Они уничтожают сами себя довольно цивилизованно, без уличных разборок и ликвидаций случайных свидетелей. Общество не идет с легкостью на смертные приговоры, т.к. они не выносятся вообще. Можно даже ввести запрет на распространение информации о том, что преступник выбрал смерть (кроме ближайших родственников, разумеется). Ужесточение нравов не происходит.

Далее идеологический аргумент. Считаю мое решение проблемы смертной казни более гуманным, чем "европейское" пожизненное заключение. Как бы у приговоренного к пожизненному заключению появляется еще одно дополнительное право. Право на своеобразную эвтаназию. Кто сказал, что при пожизненном заключении люди не мучаются? Мучаются морально, и еще как! Не зря многие просят их казнить, а другие пытаются покончить жизнь самоубийством. В Евросоюзе попросту людей мучают пожизненным заключением, мучают долго, годами и десятилетиями. Просто, чисто внешне, кажется, что умертвить человека это менее гуманно, чем посадить его на всю жизнь. Когда человека умертвляют, он испытывает страх, ужас, панику, боль, отчаяние. И все это сразу одновременно и с большой амплитудой. Все это себе представляют и никто этого не хочет. А вот каково пожизненно сидеть в камере? "А че тут такого. Я бы спокойно просидел." Ну да, как же! Многие медики считают, что при пожизненном заключении у многих людей происходят необратимые изменения психики от самого осознания того, что в впереди у них ничего нет. Не надо ставить цели и планы на будущее. Человек переходит к чисто растительному существованию, забывает свое имя, своих друзей и родственников, теряет свое образование, навыки, умения, творческие способности и способности к обучению. Мозг избавляется от всего лишнего баласта, который уже никогда не пригодится в этой жизни. Люди забывают многие слова и понятия, речь становится примитивной и недоразвитой. И все это имеет необратимый характер.

Четвертый юридический аргумент. Понятно, что мое решение проблемы смертной казни защищает невиновного человека так же, как и пожизненное заключение.

Наконец, пятое - борьба с преступностью. Также как и смертная казнь и как пожизненное заключение, мое решение проблемы тоже и не помогает и не мешает бороться с преступностью.

Ну вот и все. Я сделал все что мог. Понимаю, что данную идею большинство населения не воспримет. Я знаю, что говорю, т.к. обсуждал ее среди своих знакомых. Ну, а если Вы нашли, что в ней что-то есть разумное, то подумайте над ней. И Вы заметите, что у нее есть и другие преимущества, о которых я здесь не упомянул сознательно, т.к. просто устал писать и хочу переключиться на другую тему.